Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:28 

Орден вестников: эпизод 2

linxxa
И в зелени его глаз плещется алый огонь костров плейстоцена...
Второй эпизод я вымучиваю уже полдня. А все оттого, что второй всегда хуже первого, и я начинаю нереально париться о записи, о том, что будет скучно, начинаю править что-то в процессе. Хотя сама же решила так не делать. На данном этапе это неконструктивно, надо гнать контент, а не заморачиваться качеством записи.

Но надо дописать его полюбому. Потому что это то самое узкое горлышко, в котором я всегда застревала раньше. Поэтому надо его вымучить и дожать. Пусть даже это будет очень плохой текст.

----------------------------------------------

Итак, ребята вышли из кабинета Ноа, и только в светлом коридоре Тару замечает кровь. Тарри и Дейстар в свою очередь замечают, что Тару отстала, и оглянувшись видят ее сидящей на полу. Тару слюнявит пальцы и пытается оттереть ступни от крови.

Ах, вот в чем дело, - догадывается Тарри про странную походку Тару и табурет, а Дейстар молча вытаскивает из кармана чистую ткань и пузырек обеззараживающего. Пока Дейстар бинтует Тару ноги, Тарри назначает всем встречу сегодня вечером в беседке за озером. Беседка за озером - элитное место, там тусят только старшие вестники, а зелень вроде Тару не решается их беспокоить. Команде нужно собраться, чтобы решить, каким маршрутом они пойдут, посчитать время, распределить вещи и еду. Много организационных моментов. И надо познакомиться. Но до вечера еще есть время, у Тарри, Дейстара, Марка еще есть дела. У Тару тоже есть дела, но не очень много. Гораздо больше у Тару мыслей и переживаний.

Обычно Тару всегда ходит на задания вместе с Жаном Пилоном. Жан - ее напарник, они из одного и того же мира, они вместе странствовали по Дороге-между-мирами, до того, как попали в Орден Вестников. Они как брат и сестра. И они оба говорят на одном, родном им обоим языке, на котором не говорит здесь никто другой.

Тару ходила и на задания с другими вестниками, и в больших командах, но Жан Пилон всегда тоже там был. Тару впервые идет на задание без него.
Тару надо увидеться с Жаном Пилоном и с Ольтеей. И наверное с Риштелом Холом. Это те люди, с которыми она хочет поделиться своими чувствами.

И вот здесь рассказ обычно дает сбой. Я даже сейчас отвлеклась почти на 40 минут. Думаю, проблемы со структурой. Если до этого идет литой посекундный эпизод, который даже понятно, как заскетчить, то дальше провал. Теперь я думаю, мне надо дать ряд зарисовок до и после планерки в беседке.

Жан Пилон

Тару не возвращается в Младший корпус. Жан Пилон ждет ее на Радуге, но она не приходит.

Жан невысокого роста, чуть выше Тару. У него очень смуглая кожа, голову он бреет почти под ноль, но его волосы, также как и Тару, темно-русого цвета. А глаза очень яркие, серо-зеленые, хамелеончатые, в них как будто целый маленький мир с лесами, горами, морями. А у Тару глаза просто серо-зеленые, без мира внутри. Тару и Жана часто принимают за брата и сестру, они действительно очень похожи, но совсем не родственники.

Попинав подоконник, Жан Пилон идет в комнату Тару, но и там ее не застает. Видимо, она решила побыть одна. Только на полу у кровати лежат бинты с кровью. И шлепки валяются рядом. Она переодела обувь. И вылезла в окно, чтобы с ним не столкнуться. Тут удобные крыши и деревья растут вплотную к корпусу, многие вестники не утруждают себя коридорами и лестницами, когда можно выйти на улицу быстрее и проще. Паркур тут в моде.

Жан убирает бинты и начинает паковать вещи Тару. Он знает ее как облупленную, он знает каждую ее вещь, знает, что ей пригодится, а что она с фырканьем отшвырнет в другой конец комнаты. Он совсем не обижен, что она не захотела общаться. Иногда ей нужна женская компания, так что скорее всего Тару у Ольтеи.

Ольтея

Тару у Ольтеи. Ольтея живет в Старшем корпусе, где квартируются старшие вестники, соколы и черепахи. У них, в отличие от общежития Младшего корпуса, собственные именные комнаты, которые всегда остаются за ними, когда те уходят на задания. Обычных же белок укладывают туда, где есть место. В Младшем корпусе все спальни одинаковы. Сама Ольтея не сокол и не черепаха. Она такая же белка, как и Тару, но ей пришлось для этого постараться. Ольтея на особом счету. Ее семья финансирует орден Айтвараса. Здесь у нее не просто комната, а целый флигель, с отдельным входом, собственной ванной и гардеробной. Ей на роду написано занять высокий пост в ордене. Но она не хочет. Она хочет быть как все и пройти те же ступени, что и все. Она хочет заслужить право быть черепахой, а не получить его по рождению. И все же от флигеля не отказывается. Без гардеробной и собственной ванной, ей не выжить.

Тару валяется на ковре, задрав ноги на стену. Кровь уже перестала, так что она не боится запачкать обои. Вверх ногами она наблюдает, как Ольтея приводит в порядок ногти. Ольтея сказочной красоты женщина. Ее кожа темна как горький шоколад, волосы - целое облако черных кудрей, а глаза огромные и по цвету где-то между кожей и волосами. Она высокая и стройна, но не хрупкая, а очень даже может наподдать.

Ольтея своим красивым звонким серебристым голосом убеждает Тару, что все будет хорошо. Тарри Тайфер - хороший человек, Тару повезло, что он будет ее экзаменовать.

Да-да, думает Тару. Конечно, Ольтея его защищает. Она его сестра (не спрашивайте, как люди с разным цветом кожи внезапно кровные родственники, а похожие как близнецы Тару и Жан даже не близко - так бывает, правда). Она сама привела его в Орден. Тару наслышана об этой истории. Она и о Тарри Тайфере от Ольтеи наслышана, только не знала, как он выглядит.

Чтобы не слышать утешений Ольтеи, Тару заворачивается в ворох ее одежды, сваленной тут же на полу, и притворяется гусеницей. Ольтея смеется. Тару наконец говорит, что ее волнует не экзамен. Она еще не уверена в том, хочет ли остаться в Ордене. Ольтея становится серьезной.

- Обдумай это в путешествии. Потому что не все задания будут легки и приятны, не всегда тебя будут отправлять туда, куда ты хочешь пойти. Твой экзамен уже начался, Тару. И его суть не в том, чтобы проверить, умеешь ли ты сводить дороги и приходить вовремя, устанавливать контакт и приспосабливаться под чужую культуру и менталитет. Суть в том, примешь ли ты путь вестника.

Тару мрачнеет, но Ольтея снова улыбается. Она хороший вестник, она знает, что сказать и смотрит вглубь вещей: "Не переживай, если ты не станешь вестником, мы не перестанем быть друзьями, и двери Ордена всегда будут открыты для тебя. Ведь Лин-Райн и Тоэрн тоже не вестники, но они друзья Ордена, никто не гонит прочь друзей только потому, что они не надевают синий плащ". Ольтея попала в яблочко. Тару не хотелось бы расставаться с ней и другими новыми друзьями.

Тару целует Ольтею в щеку и идет попрощаться с еще одним новым другом - Риштелом Холом. Ольтея грустно смотрит в зеркало. Она рада помочь Тару, но без подруги, ее вновь начинают одолевать грустные мысли. Ольтея закрывает лицо руками и отворачивается от зеркала.

Вестники

Тару увлекает пестрый поток, текущий к столовой. Время ужина, после него как раз будет встреча в беседке. Тару высматривает Риштела в толпе, но не находит. Зато находит Тарри и Дейстара, которые как будто не разлучались, и спешит скрыться от них - побыть еще немного не в пространстве миссии, а тут, среди своих, знакомых вестников. Тару догоняет Жана и вместе они, набрав еды в коммунальные миски и чашки, садятся за стол к своей, уже сложившейся компании.

Тут все еще "стажеры", все присоединились к Ордену недавно. Хенелон, менестрель с Хедежских гор смуглый с раскосыми глазами, огромными сросшимися бровями и красивейшим голосом в мире. Вьерв, Аэлинн и Рейкрелле, наемники и охотники на драконов, бывшие, немного смахивают на гопоту, готовы вытащить ножик из сапога, если что-то не понравится, все еще немного дикие и слишком громко смеющиеся. Первый в коже с заклепками, почти байкер на вид, вторая текучая как вода, с гладкими золотыми волосами до пояса, принцесса дороги, и третий весь в красном, с очень аккуратной пижонской бородой и усами. Они все тоже немного похожи, небольшими глазами и высокими скулами, резкими голосами. А еще за столом Яренэ, целительница, маленькая, еще ниже Тару, рыженькая и кудрявая, похожа на фею и вся в веснушках. И всем им дела нет до переживаний Тару и до ее задания. У каждого свои походы на носу, свои решения оставаться или нет. Но все рады, что компания собралась, что еще сегодня они ужинают вместе, и все готовы после ужина идти петь песни и танцевать. Культурный обмен - важная часть быта вестников. Танцам и песням отводится здесь не меньше места, чем изучению языков и дорог. И рассказыванию историй.

Планерка в беседке

Тару нехотя следует за Тарри, когда он знаком зовет ее присоединиться к участникам их миссии. Тару в целом уже хорошо понимает язык Айтвараса, но говорит пока мало, особенно в присутствии Марка. Но говорить ей приходится, потому что Тарри не слезает с каждого, пока не услышит все, что ему нужно. Тем не менее уже зная о том, что между Тару и Марком могут быть конфликты, Тарри разводит их так, чтобы Тару не видела Марка, когда говорит.

Разговор начинается еще в лабиринте, по пути к беседке. Лабиринт - это действительно лабиринт из живой изгороди выше человеческого роста. Стены его подвижны, их можно перемещать, перекатывая в пазах деревянных панелей, которыми выложен весь пол огромного лабиринта. В лабиринте вестников тренируют находить дорогу и понимать, что иногда дорогу можно СДЕЛАТЬ там, где ее нет. И это не значит - ломать кустарник. Тарри спрашивает, из какого мира Тару, как давно она в Ордене, какие еще языки знает, сколько заданий выполнила. Он все это мог прочитать в ее анкете, но заставляет говорить. Не потому что вредный, а потому что ей нужна практика, и ей надо привыкнуть говорить с ними - с Тарри, Дейстаром и даже Марком. Марка он потом расспрашивает точно также, чтобы Тару не чувствовала себя белой вороной. Рассказывает и свой послужной. Дейстар сообщает свой.

Марк не местный, но помнит дорогу в свой мир и часто бывает там. В мире Марка во всю бушует технический прогресс, а все затем, чтобы решить проблемы экологии. Марк и к вестникам пришел, чтобы узнать, как обстоят дела в других мирах, и чтобы протоптать надежную тропинку в свой мир, если вдруг понадобится помощь. Марк - рядовой курьер, но метит в черепах, и очень горд, что именно он будет передавать послание деве Иннориан. Это повод завести связи при ее дворе.

Тару уже знает, что Ай-Дартум - это и название мира, и название одной страны, которую здесь считают колыбелью всех народов. Айтварас, их орден вестников, находится в мире Ай-Дартум, но граничит с другими его областями, на другом конце планеты. Пригласить вестников изначально была идея вовсе не правящего дома государства Ай-Дартум, но в итоге они признали орден. Поэтому с ними тонкие отношения, и ни в коем случае нельзя ссориться. Потому что это может скомпроментировать государство-покровителя вестников Цендизам, родину Ольтеи.

Тарри Тайфер в Ордене уже довольно давно, до этого много путешествовал по Дороге-между-мирами, без дома, без родины. У Тару язык чесался спросить, как же тогда Ольтея его сестра и откуда они узнали о родстве, но она промолчала. Он был наемником, поэтому за умения его сразу взяли в соколы, как только он принял присягу вестников. Он иногда сопровождает команды вроде нашей, но чаще всего патрулирует Дорогу или тренирует других вестников в Айтварасе.

Дейстар пришел из другого ордена вестников вместе с Лаи Нареном (на первый и последний слог ударения соответственно), когда того назначили главой ордена Айтвараса (а тут кстати на второй слог ударение). Да, на всякий случай - Ноа - не глава ордена, а комендант, "завхоз". Глава как раз Лаи Нарен. Дейстар был его персональным врачом, потому что до переезда в теплый и мягкий климат Айтвараса, у Лаи Нарена было очень плохо со здоровьем. Но теперь глава ордена редко нуждался в персональном враче, и поэтому Дейстар с удовольствием ходил на задания с другими вестниками. Как они все, он любил дорогу и путешествия.

Тару о себе рассказала немногим больше. Они с Жаном Пилоном пришли в Айтварас год назад. До этого вдвоем путешествовали по Дороге. Мир ее далеко, возвращаться туда она не собирается.

За представлением они доходят до беседки. Лабиринт и беседку разделяет озеро. В нем не плавают, не катаются на лодках. Им просто любуются. Обычно воды его гладки и спокойны, в них зеркально отражаются берега. Лабиринт заканчивается у озера и дальше идут оранжереи, а за ними начинается подлесок. Путь неблизкий, но вестники - это вестники. Они давно уже протоптали к беседке короткую тропу, которая выводит из одного из тупиков лабиринта прямо к беседке. Срезает путь.

Сама беседка - это скорее целый дом. Там есть деревянная коробка, но крыша закрывает еще и целую "без-стенную" часть, где стоит стол, скамьи, и резные панели огораживают пространство - беседка и есть. Усаживаются. Тарри раскладывает на столе карту Ай-Дартума, мира.

Технически между орденом и резиденцией Иннориан лежит целый неразрывный материк со множеством внутренних морей и парочкой внушительных горных цепей. Но вестники, конечно, не собираются идти туда напрямую. Вестники собираются воспользоваться собственными дорогами. Но раз уж им не нужно идти через Дорогу-между-мирами, то они могут не тащить все на себе, а взять животных. Механического транспорта в этом мире нет. Местные "лошадки" называются "карипы", они в общем и целом похожи на привычную лошадь, только не копытные и более мохнатые.

Следом возник вопрос - а как долго вестники хотят идти? Набравшись смелости, Тару спрашивает напрямик - почему нельзя дойти за пару дней, срезав все, что можно. Марк закатывает глаза, но Тарри объясняет подробно, уважительно и без гримас, что такие меры применяются только в крайнем случае. Потому что да, срезать можно, но это истощит людей и еще более истощит животных (хотя будут ли они нужны в таком случае), быстрое перемещение через столько часовых поясов и климатических зон не пройдет для организма бесследно - у вестников будет жесточайший джетлаг, если можно так выразиться. Все-таки, когда вестники путешествуют мягко, давая организму адаптироваться к местности, это лучше сказывается и на выполнении миссии. Ведь им надо быть свежими, бодрыми и соображающими, а не вымотанными насилием над природой и пространственно-временными парадоксами. Когда вестники путешествуют по Дороге-между-мирами, она сама компенсирует часовые пояса, ты как будто вообще не чувствуешь, что что-то изменилось. Дорога очень интересные вещи проворачивает с организмом, но тут вестникам придется выкручиваться самим, а значит, вести здоровый образ жизни и не упарываться, когда нет такой необходимости.

Тарри предлагает не тянуть с выездом и лучше потратить все время, а у них есть около трех недель, на дорогу. Лучше идти не спеша, не боясь опоздать, прийти раньше и немного провести на месте "в тени" до назначенной аудиенции. Поговорить с людьми, все такое. Марку не терпится, он не хочет приходить раньше, он хочет сразу с корабля на бал, но даже он понимает, что разведка не повредит. Тару приходится согласиться на три недели в дороге с незнакомцами. Но в конце концов она же шла в Орден за новыми людьми и путешествиями, может пора перестать кукситься и быть поприветливей. Засидевшимся в ордене Тарри и Дейстару не терпится отправиться в путь. И она их понимает. У нее самой от пары недель сидения на одном месте - ломка. И Тару решает, что ее мрачные мысли - это всего-лишь следствие дневного опоздания, которое заложило неудачное начало заданию, и того, что она так и не нашла Риштела перед ужином.

Дальше начинается экзамен. Тару сама выбирает маршрут, места, где они срежут, а где пройдут нормальной дорогой, места стоянок. Считает, сколько потребуется еды, где пополнять воду, какую одежду для каких климатических зон брать. Тарри все это принимает и корректирует, объясняя причины. Но в целом не так уж и многое нуждается в корректировке. Тару уже много раз ходила на задания. И кроме того, чтобы не ударить в грязь лицом, она, как мудрый вестник, просмотрела карты заранее, в общем сделала "домашнюю работу". Не весь же день у нее ушел на разговор с Ольтеей ;)

И все же из беседки они выходят уже затемно. Поутру на заре назначен выезд - традиции и романтика, все вестники любят выходить на дорогу на заре. Тарри с Дейстаром берут оставшиеся сборы на себя и отправляют "молодежь" спать.

Но Тару не спится. У нее осталось еще одно не завершенное до отъезда дело - Риштел.

Риштел Хол

Она находит его на скамейке в лабиринте. На мосту над одним из множества текущих здесь ручьев. Белый ажурный мостик светится в темноте. И ракушки под водой тоже. А еще звезды наверху. Звезд над Айтварасом всегда великое множество. Так много, что и неба-то между ними не видать. Риштел сидит и смотрит на звезды, будто ее поджидает. Не ее ли он ждет? Тару сама на себя злится - надо было уйти в поход, не прощаясь. Но с другой стороны вестники никогда не знают, когда увидятся друг с другом вновь, так что все эти детские игры можно отложить. Поэтому Тару смело подходит и садится рядом. Она молчит, потому что размышляет, чего от него сейчас хочет, и только сформулировав, наконец заговаривает. А хочет она простого подтверждения взаимной симпатии, потому что давно уже решила, что хочет Риштела - с первого взгляда. Но за все время, пока они знакомы, Тару так и не поняла, хочет ли он ее или нет.

Риштел по меркам Тару очень красив - он высок, силен, ниже, но крупнее Тарри например. Квадратнее, если вы понимаете, о чем я. А еще он курчавый брюнет с бородой. Тару сразу нашла его привлекательным. А еще эта молчаливая загадочность. Спокойствие и уверенность. Даже и не скажешь по нему, что Риштел простой курьер, белка, как и сама Тару. Правда, он давно не стажер. Но и не сокол, не занимается охраной, и не лезет к черепахам с их интригами. Просто передает послания. Это Тару тоже нравится. Риштел - один из поводов остаться в ордене. Глядя на него, веришь в миссию вестников, в их нужность вселенной.

- Я хочу попрощаться, - говорит Тару, - завтра задание.
Она говорит по-айтварасски, поэтому не может многого сказать, даже если б захотела. Риштел окидывает ее взглядом. Глаза блестят в темноте. Тару пытается понять, хороший это взгляд или нет, и не может сказать. Ей все время чудится насмешка. И становится неуютно. Зря она все-таки искала его.

- Ну, прощай - Риштел говорит на местном языке хорошо. Он давно в ордене.
Тару встает и уходит. Довольно медленно - а вдруг позовет. Но не зовет. Тару влезает по дереву в свое окно. Соседи по комнате уже спят. В ордене встают и ложатся рано. Впрочем, где-то еще поют - и судя по голосу Хенелон. Но сегодня без Тару. Завтра тяжелый день.

Последнее, что Тару замечает, заваливаясь на кровать - это рюкзак, собранный Жаном. А ведь с ним-то она тоже так и не поговорила.
--------------------------------------------------------------

И здесь конец эпизода 2. Завтра начнется путешествие. Сегодня я писала весь день. После публикации первого поста, вымучивала этот. Шел очень тяжело. Но я решила, что не лягу спать, пока не допишу до конца. Это была моя мертвая долина - место, через которое я никак не могла перебраться раньше. Сказать по правде, я еще никогда не заходила так далеко в последовательном описании событий, и надеюсь, осознание этого достижения удержит меня от остановки.

К концу как обычно расписываешься, и очень хочется писать дальше. Но я уже засыпаю. И я так и не сделала большую домашку театралки. Буду делать ее завтра, и только если останется время - вернусь к Ордену Вестников.

Да, о больших буквах. Когда я пишу о сеттинге или книге - я называю ее Орден Вестников - оба слова с большой, как в зарубежных названиях. Когда я делаю заголовок поста или просто пишу об этом своем проекте, я говорю Орден вестников - второе слово с маленькой, как в нашей привычной традиции.

В тексте же - орден с маленькой - это здание или территория Айтвараса, физический объект на карте или конкретно этот орден - Айтварас. а Орден с большой буквы - это Орден вестников как институт, организация, поприще. "Он вступил в Орден" = он стал вестником вообще. "Он в ордене несколько лет" = конкретно в Айтварасе он провел несколько лет. Как-то так.

URL
Комментарии
2016-05-19 в 18:13 

Вы только что продали мне Message Quest. Хотя point-and-click ни разу не любимый жанр. Историей взяли.

URL
2016-05-19 в 18:18 

linxxa
И в зелени его глаз плещется алый огонь костров плейстоцена...
Боюсь теперь, что вы разочаруетесь. В МQ от этой истории рожки да ножки только видны слегка. :З

URL
2016-05-19 в 19:03 

Сижу играю! Очень нравится! Вселенная та же ведь, а я как раз очень люблю думать и гадать, как так все повернулось. Ну и вообще люблю, когда чувствуется, что вселенные много больше, чем автор показывает в рамках отдельного проекта. Я вот так в прошлом году влюбилась в книжки Гарта Никса.

URL
2016-05-19 в 19:12 

linxxa
И в зелени его глаз плещется алый огонь костров плейстоцена...
Крутота! ^_______^

URL
   

Linxxa's Disclosure

главная